фото, я, вьетнам, 2012

Девальвация байта


Человек существо настолько адаптивное, что вполне может совмещать в своей голове несовместимое — например, пребывать в полной уверенности, что в стране голод, беспредел и разруха, жуя бутерброд с икрой и стоя на новенькой иномарке в пробке из таких же иномарок, наполненных такими же поедателями икры. Однако и эта адаптивность небеспредельна и вообще такой механизм работает только когда среда благополучна. А реальность — штука жесткая.


Оригинал взят у semiurg в Девальвация байта

Количество абсолютно противоречивой информации плюс катастрофическое снижение ее проверяемости означает постепенное снижение ценности любой информации до нуля. Оценка всякого сообщения уже давно идет не по принципу достоверно/недостоверно, а по степени эмоционального резонанса с бессознательным реципиента. Отличный пример тому — политика. В информационном потоке каждый выбирает то, что резонирует с его эмоциональным настроем — кто «кремлинру», а кто «эхомасквы».



Вообще, политическая позиция каждого конкретного человека теперь, по большей части, отражает не то, что происходит снаружи, а то, что происходит внутри него. Если у него есть работа, семья, и душевный комфорт — он будет резонировать на положительную информацию, считая, что «есть отдельные трудности, но все в целом приемлемо и динамика положительная». Если он неудачник, лузер, никчёма, человек в тяжелой ситуации или просто обычное УГ — он выстроит вокруг себя непробиваемую стену подобранной информации о том, что вокруг сплошной развал, беспредел и «сраная рашка катится в сраное говно».


Это нормальное, в общем, человеческое качество, способствующее адаптации к социальной функции. Однако будучи помещенным в сверхпитательную информационную среду современности, оно расцветает до полного маниакала и игнорирования реальности. Потому что, с одной стороны, реальность в нашей жизни занимает все меньше места — мы уже сейчас в значительной степени информационные особи, а не просто физические. Все меньше информации мы получаем непосредственно через собственное восприятие и опыт, и все больше — опосредованно, через информационные среды разного рода, от книг до твиттера. Среди тех, кто имеет мнение по сирийскому вопросу как много тех, кто в ней был? Да откуда вы вообще знаете, что Сирия существует? На карте черт знает что нарисовать можно, а по телевизору отродясь правды не показывали...


С одной стороны, мы сами все глубже уходим в виртуал, а с другой — растет армия специалистов, по ее, виртуальной реальности, формировании в нужном (т.е. оплаченном на данный момент) ключе. Особенно сейчас, когда в эту сферу, как кабан в камыши, ломанулись государства с их глобальными интересами по формированию электората, и корпорации, с их не менее глобальными интересами по формированию потребителя. Это порождает удивительную картину мира, где на каждый факт есть минимум две диаметрально противоположных трактовки. Причем реальность самого факта вообще никакого значения не имеет — хорошо придуманный фейк гораздо лучше настоящего события. Потому что гармоничней вписывается в информационное пространство.


Однако очевидно, что этот процесс не может продолжаться бесконечно и, по мере все более заметного расхождения информационной реальности и физической будет возникать растущий дискомфорт. Пока что большая часть наиболее информационно аддиктированных жителей достаточно легко игнорирует реальность в тех ее проявлениях, которые противоречат их внутренней картине мира. Человек существо настолько адаптивное, что вполне может совмещать в своей голове несовместимое — например, пребывать в полной уверенности, что в стране голод, беспредел и разруха, жуя бутерброд с икрой и стоя на новенькой иномарке в пробке из таких же иномарок, наполненных такими же поедателями икры. Однако и эта адаптивность небеспредельна и вообще такой механизм работает только когда среда благополучна. А реальность — штука жесткая.


Я бы это сравнил с очками гугл-гласс, доведенными до теоретического совершенства. Когда это не очки, а мониторы, на которые транслируется картина мира — частью с камеры, а частью синтезируемая компьютером. Ходить по улицам в очках, на которые транслируется этой улицы смоделированное изображение можно — но только пока модель относительно точная. Однако чем больше она расходится с реальностью, тем больше вероятность попасть под трамвай. И тут уже организм сам подскажет носителю очков — дорогой хозяин, кончай ерундой страдать, чота както больно стало. Это, в общем, неизбежно рано или поздно. И тогда произойдёт стремительная девальвация информационной ценности. Потому что две информации противоположного содержания на самом деле должны аннигилировать в своей взаимоничтожности. Ведь выяснить, какая из них истинна, уже сейчас практически невозможно. Даже очевидцы стали недостоверны — поскольку могут врать, быть куплены, ошибаться или, что наиболее вероятно, вообще не существовать нигде, кроме как в строчках на экране.


Думаю, недалек тот день, когда мы вернемся к простому — верю только своим глазам. Верю тому, что могу пощупать. Еще немножко верю тому, кого знаю лично — с поправкой на то, что именно про него знаю. К изустной передаче важной информации, глядя в газа собеседнику и практике «отвечать за базар». И это, сдается мне, было бы шагом не назад, но вперед.


Однако возможно и обратное — дальнейшая виртуализация смыслов, с постепенным разделением групп противоположных информационных парадигм до полной несовместимости и непересекаемости. Вот я, например, исходя из своего видения мира, не могу понять, как кто-то мог голосовать за, простите за пример, навального. Для меня это тяжёлый абсурд, безумие или сознательное предательство. А с другой стороны экрана — человек, который точно так же не может понять, как же за него можно было НЕ голосовать? Ведь это же очевидный абсурд, а значит я либо враг, либо предатель, либо сумасшедший. Сейчас мы с ним еще можем перелаиваться через интернет, несмотря на очевидную бессмысленность этого занятия, но вполне вероятно, что вскоре наши миры разойдутся до полной непересекаемости. Это уже сейчас вполне очевидная тенденция — вот, к примеру, в ЖЖ люди читают преимущественно тех, кто пишет в их парадигме восприятия, и удаляют из ленты тех, кто занимает противоположную позицию. Вполне возможно, что уже скоро точки пресечения будут отсутствовать в принципе, и мы начнем информационно жить в параллельных реальностях, физически пребывая в одной. Система, как ныне фейсбук, будет подсовывать нам лишь тех людей, кого сама сочтет подходящими, и, как гугл, выдавать «результаты, соответствующие вашим вкусам и предпочтениям ваших друзей». Так что о существовании иной, несоответствующей вкусам информации мы просто не узнаем. А о чем мы не знаем, того в нашем мире и нет.


Чем мне всегда казался примитивен фильм «Матрица» — так это тем, что там виртуал был общий для всех. Нифига, на самом деле он будет для каждого свой, пресекаясь лишь в группах по интересам.


Но я все же думаю, что реальность свое возьмёт. Она, знаете ли, постарше этого вашего интернета будет…


Ps


Для окончательно утерявших связь с реальностью — пост не про навального.


Оригинал этой записи на http://semiurg.ru/2013-09-15/devalvaciya-bajjta/

Когда человек, умеющий думать только про железки и о железках, начинает тискать посты на тему "как нам все взять и поделить"...
Получается охрененно смешно. Особенно совмещая это с его потрясающей небеса способностью к самоцензурироваию. Вдвойне забавный опус.